Время Белковского, Станислав Белковский, 07.09.19

С. Белковский― Доброй субботы, дорогие друзья! Это «Эхо Москвы», программа «Время Белковского». С вами в студии Станислав Белковский. По традиции мы начинаем с ответов на платные VIP вопросы по 12 тысяч рублей за вопрос. Вы можете ругать «Эхо Москвы» и «Газпром-Медиа» за что угодно. Но вы не можете обругать «Эхо Москвы» и «Газпром-Медиа» за то, что эти вопросы подорожали. Цены сдержанные.

Первый вопрос. Никита Сергеевич из сельского поселения Николина Гора Московской области спрашивает: «Белковский, что вы думаете о документальном фильме режиссёра Алекса Гибни о Михаиле Ходорковском?», премьера которого состоялась (это я уже добавляю от себя) на Венецианском кинофестивале. Это, как вы знаете, один из самых престижных фестивалей мира. Скажем так, он делит 2-3 место с Берлинским фестивалем — после Каннского, естественно, который является безусловным лидером кинохит-парада. И вот на днях, 31 августа, была премьера, на которой я имел честь присутствовать. Никита Сергеевич, видимо, об этом знает и задал мне вопрос, что я думаю об этом фильме.

Фильм называется «Citizen K». К — это первая буква фамилии Ходорковского в английской транскрипции (Khodorkovsky по-английски). Я думаю, что этот фильм незаслуженно недооценен в России. Когда премьера прошла, после сеанса публика на Венецианском фестивали устроила Михаилу Ходорковскому настоящую овацию. Причём Ходорковский сидел в задних рядах, на верхнем ярусе, где обычно находятся создатели фильмов и всякие официальные и полуофициальные делегации, а зал был перед ним. И зал развернулся к нему лицом — весь, единодушно (я видел это собственными глазами) — для того, чтобы устроить Михаилу Борисовичу овацию.

 

С.Белковский: Документальное кино нередко выходит за рамки замысла своих создателей

Вы знаете, документальное кино нередко выходит за рамки замысла своих создателей. Я могу сказать, например, что только в этом году я посмотрел 2 фильма, которые существенно вышли за рамки замысла своих создателей. То есть создатели хотели сказать одно, а в силу самой специфики документального кино, где люди говорят сами за себя (это же не актёры, которые читают заранее подготовленный текст), они транслируют некую правду, которая не всегда совпадает с концепцией фильма. И вот в этом году я видел 2 фильма, которые фактически сказали то, чего не хотели.

Первый — это фильм известнейшего российского кинодокументалиста Виталия Манского «Свидетели Путина». Видимо, фильм создавался с целью несколько покритиковать Владимира Владимировича. Но на поверку выяснилось, что единственным серьёзным персонажем в этом фильме является Владимир Владимирович. На его фоне все остальные персонажи фильма «Свидетели Путина» выглядят клоунами-фиглярами, да простится мне это. Я не утверждаю, что они действительно клоуны-фигляры — они так выглядят. Весь штаб Путина, представители его окружения, помощники — как-то всё это несерьёзно.

 

А вот сам Владимир Владимирович тяжеловесен, фундаментален, в меру ироничен. Причём ироничен он тогда, когда надо. Когда не надо, он не провоцирует смех своими высказываниями. Видно, что он верит в то, что говорит. Видно, что он понимает тяжесть бремени, которое несёт. Что он не относится к президентству как к увеселительной прогулке и поводу пожить во дворцах. Ну, так получилось. Может быть, господин Манский хотел сказать прямо противоположное, но получилось как получилось.

То же самое получилось и с фильмом «Untouchable» — так он называется по-английски, а в русской редакции и транскрипции «Быть Харви Вайнштейном» — про известного голливудского продюсера, основателя компании «Miramax» Харви Вайнштейна, который пострадал из-за многочисленных обвинений против него в сексуальных домогательствах. И вроде как жертвы этих сексуальных домогательств являются героями этого фильма. Они рассказывают, какой Харви Вайнштейн плохой. И почему-то тоже единственный человек, который заслуживает сочувствия в этом фильме — это Харви Вайнштейн. Потому что становится совершенно понятно, что люди, которые его обвиняют — это люди невысокого полёта. Так сказать, скромного пошиба. А вот Харви Вайнштейн, собственно, создал всю мотивацию их жизни. И кто там к кому приставал — это ещё большой вопрос.

А вот в случае фильма «Citizen K» Алекса Гибни этого нет. И кстати, сама фамилия Гибни, которая по-английски не означает того повелительного наклонения глагола, который есть в русском языке, здесь звучит втройне символично — «гибни!».